Обломов и Айснер

Бывает задумываюсь, что бы я печатал, будь у меня своё издательство? Вот, например, комиксы.
Такие мысли не касаются вопросов сложности издания или окупаемости. Потому что реальные издатели, думающие о том, как продавать книги, обычно имеют контракт с Marvel. Если грезишь, то вряд ли это будет мысль «Какая серия ещё не переведена на русский?»
Обычно такие фантазии посвящены чему-то, что не ожидаешь увидеть изданным по-русски. К примеру, Уилл Айснер. Демиург комикса, один из великих отцов искусства, один из первых, кто взялся за его теорию. Не даром главная премия в области комикса — его Нобель, его Филдс, его Пулитцер — носит имя Айснера.

Взять его «Контракт с Богом» — первый в истории графический роман (Айснер сам настоял, чтобы на титуле была такая подпись). Он числился в моём списке, поскольку я не рассчитывал, что найдутся те, кто подымет этот проект. Дело же не в обычном переводе…
Комикс не книга, а отдельное — последовательное, как называл его Айснер — искусство. И в своей работе он непременно учитывал, что любой его элемент работает в связке с остальными. Иначе и быть не может. То, как панели на странице задают движение и время, как через текст передаются эмоции, как параграфика вдыхает жизнь в плоские картинки — на всё это требовался отдельный художник, который должен был бы перерисовать всего Айснера для русского читателя.
«Это слишком взрослая работа», — думал я, пока не узнал, что лицензия на «Контракт с Богом» и «Комиксы как последовательное искусство» уже в одном из издательских портфелей, и во всю кипит работа над книгами. Обе книги обещают выпустить уже к концу этого или в начале следующего года.
Айснер, кстати, не единственный такой пример, когда меня спустили на землю. Доложусь, приятно оказаться вырванным от обломовщины нашими Штольцами.