Priroda — nyet

Кирилл Мартынов написал хороший пост о тоталитарной подноготной социально-политической сущности веганства. Когда мы глядим на веганство в политической перспективе, сразу становятся очевидны его запретительные функции и будущая коррупционная составляющая.

Мне кажется, проблема веганства заключается в том, что оно использует классический кулинарный узус. Как верно замечено Мартыновым, любые политические успехи веганства приведут к новому средневековью, где «богатые будут тайком обжираться мертвыми животными, бедные сосать фасоль». Веганство как практика и идеология стало возможно только благодаря техническому прогрессу. Последние несколько веков отважные мореплаватели отправлялись во все концы света, чтобы, если им будет сопутствовать удача, добыть ко дворам своих правителей диковины из дальних краёв, а сами новые территории объявить собственностью короны. Разведанные территории присоединяли к метрополиям, осваивая их, и прокладывая всё новые и новые удобные маршруты. Колонисты поколениями освещали «сердце тьмы», изживая со свету дикий мир, как опасного Другого. Паровые котлы, телеграф, авиация, автомат Калашникова — все средства оказались хороши для борьбы с нечистью.

Успехи аграрного производства, благодаря которым белый человек смог наконец вырваться из порочного круга всегда возвращающихся голодных лет, дали ход экономическому росту. Открытия в области химии произвели кулинарный прорыв, позволив сохранять продукты в съедобном виде долгое время. Многие поколения первооткрывателей, учёных и простых людей вели нещадную борьбу с диким миром, окружающим нас, чтобы современный веган мог в любое удобное время зайти в «Азбуку вкуса» и купить полностью органическую и всегда свежую маракуйю.

Что предлагает нам современный Бонвиван? Его предложение лежит в рамках следующего этического императива: добившись такого уровня жизни благодаря техническому прогрессу и тех знаний о братьях наших меньших из теории эволюции, которые мы имеем, мы не можем себе позволить морального права содержать дальше те фабрики холокоста, которые обеспечивают нас животным мясом. Не смотря на совершенно разумный посыл, способы, которыми предлагают решить вопрос веганы, лежат строго в рамках традиционного дискурса, навязываемого религиозными консерваторами и традиционалистами. Разве не они нам говорят ровно теми же словами, что и Джон Джозеф в «Мясе для слабаков», о полезности религиозных постов для «очищения кишечника»? Разве не они выступают против ГМО и новых генных технологий в биологии? Разве не консолидируются на данном этапе веганы, защищающие животных, и мракобесы, защищающие человеческую исключительность? На данном этапе они, словно нацисты и движение сионистов в 1930-е годы, образуют политический блок, связанный общими интересами.

Овечки Долли нет с нами уже более десяти лет. Исследования по выращиванию стволовых клеток и искусственному воспроизведению жизни подвергаются повсеместной критике и запретам. Биотехнологии пугают обывателя своей дегуманизующей направленностью. Действующие и работающие технологии, которые могли бы без отказа от мяса избавить нас от фабрик по выращиванию и истреблению животных, принимаются в штыки. При этом, согласно докладам Всемирной продовольственной программы ООН, более миллиарда человек на Земле голодают или хронически недоедают.

И вместо того, чтобы продолжить научные опыты и бросить вызов жуткому голоду, свирепствующему в бедных регионах, в качестве прогрессивного политического выбора нам предлагается такой традиционный, как армейская портянка, отказ от мяса. Что это, как не каприз взбесившегося с жиру любимца судьбы? Нет, нам нужно, нам необходимо искусственное мясо, которое будет выращено из произведённых в лаборатории стволовых клеток. Стейки и окорочка из пробирок — вот единственный правильный ответ на пельмени с соей. На призыв к органике надо отвечать синтетикой. Технологии — да. Природа — нет.

 

ЧТД

На всех региональных выборах побеждает «Единая Россия». На выборах в Москве партия счастья так вообще получила рекордный процент голосов. В прошлый раз у них было «всего» 45%, теперь — почти все 70.
Как заметили в Часкоре, это развязывает руки нынешнему градоначальнику строить мусоросжигательные заводы. А ещё — воплощать генплан-2025 в жизнь, проводить уничтожение старинной архитектуры и творить любые пакости, которые можно объяснить «улучшением благосостояния города».

Недавно я понял, что мне по большому счёту становится всё равно, что там хотят в очередной раз снести власти города, как застроить исторический центр или даже мою окраину. То, что я знал как Москву задавили, разломали и стёрли. Теперь это что-то иное, где я и другие москвичи оказываются гостями. Город стал местом чужаков, где понаехавшие заработать, презирающие столицу, оказываются более подходящими для властей Москвы жителями, чем родившиеся здесь. Москва становится в один ряд с мегаполисами ближнего востока, бессмысленными нагроможднниями зданий, неожиданно и непонятно с чего выросшими посреди пустыни, где и жизни-то нет. Столица такой же новой страны, почему-то занимающей 1/7 часть суши, не имеющая своей истории, культуры, сложившегося быта и каких-то выделяющих её особенностей.

Теперь интересной тут может быть лишь политическая борьба как вид спорта. Не зря же, к примеру, Митволя поставили префектом? Наверняка именно его кандидатура после утверждения состава Мосгордумы окажется на столе президента в качестве варианта нового градоначальника. И так далее. А думать о городе, его традициях, жизни горожан, экологической ситуации и экологическом воспитании, озеленении территорий, развитии парков и заповедников, или тем паче об истории Москвы, сохранённой в ландшафтах и архитектуре — теперь не интересно.

Да — это нет; мир — это война

Зеленые зоны Москвы отдадут под технопарки.

Собственно, это как раз то, что творится у нас в районе. В агитационных и информационных речах на публичных слушаниях по Генплану Москвы до 2025 года представители правительства Москвы говорили, что он несёт экологическую направленность, задачей его является озеленение Москвы и Братеева в частности.
На схемах и планах же мы получили урезание охранной черты по побережью Москва-реки, иначе проведение Южной Рокады по району просто невозможно. Прибрежная территория Борисовских прудов и реки Городня по плану землеустройства переводятся из разряда природоохранных в парковые, засчёт чего открывается путь к строительству тех самых запланированных в районе технопарков. Под предполагаемый аквапарк «Южное Созвездие», чьи торговые площади описываются как место проведения досуга для «занимающихся спортом жителей района», отдаётся последний зелёный клок земли. Сам аквапарк, располагающийся близ склона у Борисовских прудов, оказывается таким большим, что его представители вынуждены собирать подписи у жителей района, дабы наплевать на все ТУ и правила землепользования, по которым строительство это монстра сейчас в данном месте невозможно.
За всей риторикой москвоских властей стоит ханжеское чувство власти над холопами. «Экологический» для них значит «индустриальный», «озеленение территории» — проведение магистралей по и так неблагонадёжным жилым кварталам, «развитие физкультуры и спорта» — новые торговые площади и точечная застройка. Ни слова правды, но лишь новый способ заработка за счёт собственных граждан.
И предстоящие выборы ничего не изменят. Кампания уже проходит с тем же асфальтоукладческим напором, что президентские выборы. Демократизация? Открытость? «Да — это нет; мир — это война».

Числа и их восприятие обществом

На общественных слушаниях, пока представители управы пытались зачитывать доклады по Генплану, голоса из зала прерывали их восклицаниями, что сухие цифры только сбивают их с толку, отвлекая от сути дела. Публика была в уверенности, что этим люди власти пытались запудрить гражданам головы. Дело дошло даже до того, что один из выступавших жителей района предложил провести референдум, где власть по пунктам скажет, что она хочет сделать с районом, а жители проголосуют — хотят они это или нет.

Марк Пенн в предисловии к своей написанной совместно с Кинни Залесн книге «Микротенденции» написал:

«Числа почти всегда приведут туда, куда требуется, если вы умеете их читать».

Надежда на то, что коллективный разум, особенно взбудораженный, будет уметь читать числа, ошибочна. Понимает ли это власть, сомневаюсь. Однако именно метод зачитывания чисел используется ею. Оттого лишь более важно вслушиваться в индексы зон землепользования, параграфы законов и проч. Зелёные территории могут быть застраиваемыми или заповедными, но различие проходит по ряду чисел, не оказываясь различимым в словесной игре.
Я пришёл к выводу, что только отстаивание индексов и чисел даст району необходимую зелёную защиту. Но этого мало: необходимо, по выражению Кирилла Мартынова, «брать власть». Публичные слушания показывают, что это возможно. Пора организовывать партию районного масштаба:)

Я и Генплан

Вчера присутствовал на публичных слушаниях по обсуждению Генплана Москвы до 2025 года в своём районе. Главное впечатление: коллективный Абырвалг своих сограждан, даже тех, кто казался более-менее вменяемым. Начавшееся в седьмом часу вечера, обсуждение с представителями Управы, Префектуры, Москомархитектуры, Мосавтодора и других ведомств по большому счёту не родило ничего, кроме нескольких мнений о переустройстве района. Большую часть слушаний стоял коллективный гул недовольного зала.
Центральными вопросами стали проведение по центральной улице района будущей магистрали, Южной Рокады, и строительство на окраине района метродепо. В те моменты когда с трибуны кто-то произносил заветное слово, «Рокада» или «депо», независимо от контекста зал взрывался от брызгания слюною. Людей не интересовало, какая может быть точечная застройка в районе, какие социальные объекты будут возведены и где. Никого не интересовали цифры, хотя именно они важны. Земельные индексы территорий превратят последние зелёные остатки района в застроенные территории. Но чего там, толпа страшна, и такие мелочи её не интересуют. Лишь слово «Рокада» способно пробудить это чудище, что страшно, обло и лайяй.
Представители префектуры, завершая слушания, с горечью признали то, что жителям района по большому счёт наплевать на будущее их дома.
Трудно отделить зёрна от плевел, но некоторые люди пытались. И единственным выходом, как и некоторые другие выступавшие, я увидел только вариант радикальной экологизации района. Это я попытался предложить в своём выступлении, сказав, что расположение нашего района позволяет сделать из него связующее звено между заповедными зонами Царицыно и Коломенского. Таким образом может родиться новая зелёная зона на Юге столицы, соединяющая через ансамбли Царицынских и Борисовских прудов, поймы и набережные рек Городни и Москвы-реки воедино Бирюлёвский дендропарк, Царицыно и Коломенское. Но мой голос был одинок, и сложно представить, что он может что-то дать на общем фоне. Крайне жаль, поскольку по крайней мере я и мои знакомые, живущие здесь, не видят выхода из этой ситуации, кроме «зелёного». Стоит развивать инициативу.