Christian Wallumrød на вокзале

Ещё летом Сергеей Капков решил сменить репертуар на московских вокзалах. Поющий Газманов — это не та музыка, с которой хочет ассоциироваться собянинская Москва.
Музыка должна отображать окружающее пространство наилучшим образом, вводя слушателя в ритм среды. В качестве ремарки стоит отметить чрезвычайно удачное попадание в нерв времени Стаса Михайлова, исполняющего гимн Российской Федерации.

 
Пару дней назад, дожидаясь вечернего поезда в зале ожидания минского вокзала, я смотрел на красные лучи солнца, томно стелящиеся по стенам Ворот Минска, на людей, блуждающих по атриуму вокзала или глядящих на табло в ожидании своего поезда, когда в наушниках заиграл Christian Wallumrød Ensemble, собрав разрозненные впечатления в единую картину. Всё ожило в такт размеренному исполнению. Среда задышала в ответ взору: и усталые солдаты, и деловые старики, договаривающиеся о непонятных сделках по старым облезлым и засаленным телефонам, и баулы, и сидения, и оранжерейные цветы.

И я понял, что именно такая музыка должна сопровождать спускающихся на перрон пассажиров. Обязательно после замены старых, с десятью слоями масляной краски, динамиков на новые, по-столичному роскошные и современные. И пусть воцарится задумчивое недоумение.

Прокатись в нью-йоркском метро

Когда Муслим Магомаев пел о Москве, это был город, о котором стоило мечтать. Это был светлый широкий город, в котором можно было дышать в полную грудь. В нём танцевали девчата на эстрадах средь зелёных аллей. Реальность была далека от картинки, но в мечту страстно хотелось верить. Это был город, в котором даже молоденький Михалков, хоть и был уже обласканным и заносчивым щёголем, оставался милым парнем, напевающим тихонько на эскалаторе «А я иду, шагаю по Москве»…  Город с картинки, к воспоминанию об истории которого, как о Золотом веке, только лишь и остаётся прибегать хипстерам.

Всё это было до того, как мир рухнул. До поганого лужковского «Москва златоглавая». До того, как Москва по точному определению «Макулатуры» стала «худшим в мире городом».

Постоянно меняющийся Нью-Йорк сумел избежать злой участи. Джон Сибрук, начиная Nobrow, описывает, как сильно, под влиянием времени изменился центральный город Восточного побережья во время правления мэра Джулиани. Город, о котором ласково пел Синатра, ушёл в небытие, но на его смену пришёл мегаполис, в котором журнал New Yorker пишет о Duft Punk, а его авторы в клубах разбирают электронные композиции the Chemical Brothers, словно сонеты. Город в котором трое парней, назвавшихся Moon Hooch, могут описать своей музыкой ритмы нью-йоркского метрополитена.

В московских переходах скрипачи играют в аккомпанимент караоке. Это музыка для бомжей с вокзалов, их персональная дискотека, в то время как все остальные бегут по своим делам. На московских митингах из колонок разносятся почившие Летов и Цой, а живые Moon Hooch исполняют свои мелодии между выступлениями Хомского и Жижека.

Музыка московского вечера

Я нашёл музыкальное сопровождение для передвижений по Москве. Это панк в исполнении Thee Silver Mt. Zion Memorial Orchestra.
Представьте, вы выходите поздним вечером из офиса, давно покинутого клерками. В руках у вас сломанный ключ, а позади — не запертая дверь помещения, которое ночью могут обворовать охранники. Вечный должник, вместе с усталыми гастарбайтерами и бомжами вы едете по кольцевой ветке, переходите длинный переход на привокзальной станции, а множества людей, томные и всклокоченные, неторопливые и бегущие, с котомками и тележками, рюкзаками и баулами на перевес, двигаются по переходу в такт:

Этому городу, больше похожему на перевалочный пункт между бессмысленностью и небытием, к лицу меланхолия холодного рабочего вечера среди омута майских выходных.

Идёт снег

Леонид Фёдоров не любит говорить о политике. Настоящее творчество шире узких рамок актуальности. Оно актуально всегда; лёгким снегом ложится на мокрую поверхность событий.
Искусство актуализируется человеком: как след на снегу становится связано с местом, временем, жизненным этапом… вызывает определённые чувства.
Так, альбом «Аукцыона» 2007 года «Девушки поют» стал для меня слепком слома моей идентичности. Рогана Борна нет… Когда я слушаю песню «Падал» в горле образуется комок от горечи, так как нейроны в моём мозгу, настроенные на эту песню, связаны с теми нейронами, которые помнят о том, как прокуроры уничтожали семью Тони Фёдоровой.
По осени этого года «Аукцыон» выпустил «Юлу». Окружающие события закручиваются с огромной скоростью. Съезд «Единой России» всех будоражил своей мертвенностью, словно мы вернулись во времена СССР; потом были «выборы», и наши митинги заставили власть вспомнить крах Союза. Сегодня «президент», которого в народе зовут не иначе как #жалкий, в своём обращении раскручивал в обратном направлении ту вертикаль, которая сложилась за прошедшие десять лет. Он мог бы сказать «Я устал, я ухожу», — чтобы мы действительно вернулись в 1999 год — ведь всё равно на весну нам снова прочат Путина.
Политическая вакханалия ворвалась в каждый дом, «русская зима» засыпала как снегом всё окружающее, изменив очертания предметов. И я иду, напевая под нос:


Юла

Концерт в честь выхода нового диска удался.
Мужыки показали: АукцЫон играет рок!
Теперь хожу и напеваю мантру:

На мне отдыхает природа
В семье не без урода

Духовная музыка

Есть такой музыкальный стиль: духовные канты и романсы. Замечателен он тем, что по своей музыкальной составляющей является чем-то средним между КСП и шансоном. Порою даже слова не дают точно определить, это про то, что надо спасаться, или просто пьяненький интеллигент-шестидесятник блеет о своём. Время от времени, когда исполнитель заводит песню про воров и прочих грешников или богопротивную демократию, гэги и двусмысленности совершенно отдают Тимуром Шаовым и ко. Вот, к примеру, как в альбоме «Без боли не прожить нам…» священника Сергия Киселёва.
Забили за собой право на сей жанр всякие попы да дьяконы. Временами они выступают совместно с «матушками», и тогда их запевания под перебирание струн на гитаре становятся совсем уж неотличимы от детского «Ёжика с дырочкой в правом боку».
Я честно не понимаю тех, кто пишет этот трэш и слушает его. Это даже не «Золотое кольцо» или Надежда Бабкина, не народная музыка, не этнографические песнопения казаков и поморов, не церковная музыка монахов Симонопетры и не Дивна Любоевич. Это Анна Бичевская, стоглавая и лайяй, воспринявшая по схожести положения ту культуру, которая считается у нас андеграундом, и сделавшая ещё более отвратительным то, что было таким изначально.

Псто про Red и вообще

Слушаю Red Нино Катамадзе и Insight. Нравится. Их явно ведёт в прогрок, живенько всё; после родов она не так растекается джазом по древу как в предыдущих пластинках.
Музыка — это вообще один из последних сдерживающих от впадения в панику факторов. В последние недели смотрю записи концертов и студийных записей любимых исполнителей на youtube. Пока люди играют, остаётся ощущение какой-то стройности мироздания, спокойствия.
Иначе вокруг просто какая-то ожившая реальность в исполнении Егора Летова. Разом перехотелось иметь что-то общее с этим глобусом. Хочется достать зубами до локтей, оттого, что нет никаких накоплений, потому что непонятно как в России их вообще иметь… и есть активное желание купить билет куда-нибудь за океан, и больше никогда сюда не возвращаться. А там будь что будет. В матрице явно где-то заело шестерёнки.

Two Dollars Out The Door

Прослушивая заброшенную по зиме подписку из-за нехватки времени на подкаст «Казах в Канаде», узнал благодаря заключительной музыкальной вставке одного из выпусков о музыкальной группе, название которой оформляет шапкой этот пост.

Two Dollars Out The Door — это два парня из Сан-Франциско, лабающие для себя в гараже шикарную музыку с налётом шестидесятых, и следующие основным принципам indie-музыкантов. Они конкретно DIY-ят. Выпускают самостоятельно альбомы ограниченным тиражом, которые можно приобрести только в Сан-Франциско. При этом в блоге на MySpace ребята пишут, что отвечают на e-mail с просьбой перегнать музычку. Кинете через PayPal им денюжку, они пришлют cd-r:)
Весь вечер сижу и кручу выложенные на MySpace песни. Хочу им написать: надо только привязать карту к электронной системе. Удивительно, как Freetonik на них наткнулся. Коллектив невероятно раритетный: на торрент-трекерах их нету, Last.FM таких не знает, а на YouTube всего два видео с записями выступлений. Вот одно из них:

Postmodernism in 10 minutes

Вот почему Prodigy — гении. Данный ролик является живым представлением постмодернизма в своей сути. Деррида, Делёз, Бодрийар… все они разом меркнут перед прямой практикой метода. Нет больше необходимости выискивать по букинистическим лавкам «Зону Opus Posth» Мартынова…
Я не видел себя со стороны, но знаю, что юзер whatatidmess всё верно передал в своём видеоответе вплоть до единого мимического движения.
В то же время, нет лучшего доказательства тому, что постмодернизм ушёл со сцены истории. Prodigy ушли из мейнстрима потому, что метод деконструкции перестал удовлетворять общество. Сцену заняли аналитики и реалисты, и пусть продукт, производимый Лаймом, Кейтом и ко всё так же хорош, — увы им. Впрочем, они навсегда в истории: вместе с Бахом, Армстронгом и Битлами.
Уже качаю The Fat of The Land.