Духовная музыка

Есть такой музыкальный стиль: духовные канты и романсы. Замечателен он тем, что по своей музыкальной составляющей является чем-то средним между КСП и шансоном. Порою даже слова не дают точно определить, это про то, что надо спасаться, или просто пьяненький интеллигент-шестидесятник блеет о своём. Время от времени, когда исполнитель заводит песню про воров и прочих грешников или богопротивную демократию, гэги и двусмысленности совершенно отдают Тимуром Шаовым и ко. Вот, к примеру, как в альбоме «Без боли не прожить нам…» священника Сергия Киселёва.
Забили за собой право на сей жанр всякие попы да дьяконы. Временами они выступают совместно с «матушками», и тогда их запевания под перебирание струн на гитаре становятся совсем уж неотличимы от детского «Ёжика с дырочкой в правом боку».
Я честно не понимаю тех, кто пишет этот трэш и слушает его. Это даже не «Золотое кольцо» или Надежда Бабкина, не народная музыка, не этнографические песнопения казаков и поморов, не церковная музыка монахов Симонопетры и не Дивна Любоевич. Это Анна Бичевская, стоглавая и лайяй, воспринявшая по схожести положения ту культуру, которая считается у нас андеграундом, и сделавшая ещё более отвратительным то, что было таким изначально.

Старый новый соцреализм

Чтение «Обыкновенной Арктики» Бориса Горбатова дало мне новый взгляд на соцреализм. По традиции он как-то считался скисшим остатком классической литературы, пропущенным через жернова сталинской идеологии. Повествования без действия, где все — герои, нет злодеев, а вся борьба — за то, кто будет лучше.
Рассказы о полярниках открыли другую сторону соцреализма, делающую его живой и актуальной литературой. Большевики оказываются то ли невероятными титанами, то ли атлантами, а описания свершений советской власти читаются словно это фантастическая литература. В рассказе «Карпухин с Полыньи» старорежимный представитель фактории, паразит и алкоголик, сталкивается лицом к лицу с советской властью: инспектор треста демонстрирует ему строительство города во льдах. Отстроенные больницы, парники, где растят овощи, фермы, в которых стойла заняты обычными коровами со средней полосы, техника, перекорчёвывающая вечную мерзлоту, переделка ландшафта для строительства новых портов…
Невероятные дела для уже нескольких поколений современной России с её «подъёмом с колен», «модернизацией» и «инновациями»… Нет необходимости в чтении фантастической литературы, потому что это «сможем и превозможем» для окружающей действительности куда более фантастично, чем любое описание космических полётов. После очередного рассказа озираешься вокруг, не понимая, где же та цивилизация, которая могла перелопатить всю природу, закатать мерзлоту в асфальт?..
«Таян-начальник» рассказывает об эскимосе, которого на пороге голодной смерти советская власть спасла от гибели, «научив удить рыбу», как любили у нас говорить либеральные политики 90-х. После крушения советского строя нам всем всучили удочку, чтобы мы ловили рыбу. Но когда не знаешь, что такое удочка и что с ней делать, как можно удить рыбу? Озлобленое голодное состояние эскимоса Таяна, его страх всего и вся вокруг и взгляд надежды на Запад, откуда пришли русские и дали блага, очень знакомо. Только теперь сами русские стали источником озлобленности и голода, а взгляд на Запад, на Канаду, на ЕСПЧ и т.п. оказывается единственной причиной испытвать надежду. И одинаковые мысли, роднящие с этим персонажем-эскимосом соцреалистического рассказа, возникают сейчас от окружающей действительности.
Так, когда нет ничего кроме пустых слов и популистских обещаний, художественная литература, описывающая конкретные дела, свершения, строительство, производство, оказывается ощутимым предметом среди окружающего вакуума.

О классической советской литературе

Взялся прочитать книги серии «Библиотека избранных произведений советской литературы», начавшей издаваться в 1947 году к 30-летию Октября. Книги должны  были отразить то лучшее, что было написано за три декады советской власти.
Прочёл «Железный поток» Серафимовича. Занимательная по конструкции персонажей вещь. Однако о ней надо рассказать отдельно и подробнее, поскольку сейчас на то, чтобы описать работу времени нет.
Хочу сказать о рассказе Бориса Горбатова «Мы и радист Вовнич», который я читал сегодня по дороге с работы домой. Это потрясающий пример экзистенциальной прозы. Крепко написанная популярная литература, которая могла бы описывать при некоторой стилистической правке не советский, а американский или канадский полярный опыт. Но главные мотивы экзистенциальной философии в этом рассказике конца 30-х уже есть — и невозможность понимания другими, и «Другие — это ад» и прочее…

Пролекцию

Клуб Roxy себя показал…
Нормально подключить компьютер для показа презентации оказалось нельзя. Можно было лишь иметь диск с изображениями, который читался DVD-проигрывателем BBK, подключенным к проектору. На записанном мною дома диске при этом читались лишь видео для того, чтобы «заполнить эфир» перед лекцией. Рад, что записал их, потому что вместо того, чтобы начать выступление, мне пришлось устроить пробежку по городу в поиске болванок для перезаписи иллюстративного материала. Таким образом я смог почвствовать себя музыкантом: они вечно задерживают концерты на полчаса-час…
Впрочем, проигрыватель в принципе не желал работать, в следствие чего пришлось с ним бодаться по ходу лекции. Только ко второй половине выступления мы вошли с ним в какой-то ритм, за что отдельное спасибо Саше Юргеневой, которой завтра всё только предстоит. А ещё не было микрофона и света. А ещё в Roxy в нас не верили, поэтому персонал отсутствовал и слушателям, хотевшим горячительного в баре, пришлось уйти не солоно хлебавши.
Однако было приятно познакомиться после лекции с людьми, занимающимися комиксом: ещё одним исследователем, контакты которого я по глупости не выписал, хотя дал свои, и Василием из «Чука и Гика».

А ещё постфактум нашлась интересная статья-анонс в новых «Московских новостях». Можно сказать, что смысл уловлен точно: тем, что западнее российской границы считается естественным, у нас приходится заниматься самопально. Как например, данной лекцией, которую её устроители решили проигнорировать.

1984 begins!

Ребята, жопа!
«Крамольные» мысли о том, что в Apple зажрались, у меня ходили уже давно. Нехотя, исподволь, а потом и с интересом я снова стал посматривать на Linux и Ubuntu. Сегодня же я решительно зачесал в затылке. За XCode решили брать 5 баксов с рыла. За тот инструмент, который ВСЕГДА БЫЛ БЕСПЛАТНЫМ они решили брать деньги. Более того, взимая ежегодно 100 баксов с человека за то, что он просто разрабатвает под iOS, беря ещё одни 100 баксов в год за разработку под Mac OS X, взимая нехилый процент с каждой покупки, поцики посчитали, что им всё ещё не хватает на пиво и стали брать по 5 баксов за то, чтобы у разработчика был сам инструмент разработки под их системы!
В результате их политики устройства колхозов AppStore’ов, можно уже наблюдать удивительные пертурбации, происходящие с некоторыми известными программами. Например, Cyberduck: появившаяся в MacAppStore четвёртая версия этого ftp-клиента стоит там 25 баксов, в то время как с официального сайта её как и прежде можно забрать за бесплатно! Та же беда с NewsFire и кучей других приложений. Честно говоря, я уже боюсь за будущее прекрасного, великолепного, доставляющего удовольствие при работе с ним текстового процессора Bean, который, конечно, распространяется под лицензией GPL, но разрабатывается одним-одинёшеньким Джеймсом Гувером.
А главное, этот комикс становится чистой правдой:

Звоночки пошли, когда Apple стала продавать пульты Remote отдельно от компьютеров, заменив в поставках их на тряпочки для дисплея. Удушье с годами усиливалось, но я думал, что их бредни, как например взимание платы за клиент FaceTime через MacAppStore (да кому он нахрен такой нужен, когда бесплатно можно взять любой мультиплатформенный клиент, умеющий то же самое и даже больше!) — будут вызывать у меня смех. Оказалось, в Купертино реально ополоумели.
С Apple действительно случился 1984 год, и революционер стал диктатором. Реклама Мотороловского Xoom, вопиющая об этом, чрезвычайно убога по своему художественному исполнению, однако её посыл оказывается верен. Apple гедонистически греется в лучах собственной безнаказанности, не понимая, что сама себе роет могилу. Джобс уйдёт, Apple снова потеряет рынок, а её фанаты будут рыдать, считая, что всё так случилось потому что «пророка» нет… Но дело не в пророке: причины будущих проблем созданы сейчас — в пяти баксах за XCode, в запрете встраивать в приложения типа Kindle собственный способ регистрации клиентов и тому подобном…
5 баксов — не великая цена, но принцип тут важнее. Лучше я солью с трекера образ диска, чем пойду на поводу у охуевшей Apple. В конце концов, в море много рыбы: RIM возвращают силы проклятому Джобсом флешу с помощью Playbook, Android наконец обретёт нормальный цикл обновлений 2 раза в год, купившие Palm HP вообще будоражат интернеты новостями, что с 2012 года все их ПК будут поставляться с WebOS.
Раз Apple ставит занавес перед теми, кто должен развивать её экосистему, её экосистема зачахнет и умрёт. А мы посмотрим в сторону соседних пастбищ.

Two Dollars Out The Door

Прослушивая заброшенную по зиме подписку из-за нехватки времени на подкаст «Казах в Канаде», узнал благодаря заключительной музыкальной вставке одного из выпусков о музыкальной группе, название которой оформляет шапкой этот пост.

Two Dollars Out The Door — это два парня из Сан-Франциско, лабающие для себя в гараже шикарную музыку с налётом шестидесятых, и следующие основным принципам indie-музыкантов. Они конкретно DIY-ят. Выпускают самостоятельно альбомы ограниченным тиражом, которые можно приобрести только в Сан-Франциско. При этом в блоге на MySpace ребята пишут, что отвечают на e-mail с просьбой перегнать музычку. Кинете через PayPal им денюжку, они пришлют cd-r:)
Весь вечер сижу и кручу выложенные на MySpace песни. Хочу им написать: надо только привязать карту к электронной системе. Удивительно, как Freetonik на них наткнулся. Коллектив невероятно раритетный: на торрент-трекерах их нету, Last.FM таких не знает, а на YouTube всего два видео с записями выступлений. Вот одно из них:

Что такое «солнечный зайчик» и правда ли, что собаки — дальтоники?

Многие люди ошибочно считают, что человек как раз и является той целью, к которой всегда стремилась эволюция. Но биологи не нашли никаких подтверждений этому предположению. Конечно, если мы посмотрим на нашу родословную, то увидим что-то очень похожее на движение к заранее намеченной цели — от одноклеточных к первым животным, потом к первым хордовым, первым рыбам, первым четвероногим, потом к рептилиям, зверозубым ящерам, первым млекопитающим, приматам, обезьянам, человекообразным и, наконец, к человеку. Но если мы посмотрим на родословную любого другого вида — например, комара или дельфина — то увидим точно такое же «целенаправленное» движение, но только не к человеку, а к комару или дельфину.

Замечательный  раздел на «Элементах» о «детских вопросах». Рубрика «E-mail науки» отвечает понятным и популярным способом на вопросы, которые зачастую остаются не отвеченными и для взрослых. Без всяких заискиваний перед читателем серьёзные учёные просто и понятно пишут об окружающем мире, раскрывая научную картину мира. Очень интересное чтение и развлечение для досуга. Таких текстов крайне не хватало, и хочется, чтобы их было больше.

Орда

Сегодня я прочитал потрясающую книгу. Это «Орда» писателя-комиксиста Игоря Баранко.
Выпущенный в 2004 году корпорацией DC, этот комикс был лишь недавно переведён на русский язык переводчиками-альтруистами. Чтение сего произведения погрузило меня в вязкую обволакивающую материю ностальгии по нашей оппозиционной realpolitik 90-х годов.
Чувство сие всё более охватывало сердце моё с каждой новой страницей. О, прекрасные времена, когда все были нацболами и сражались против кровавого царя Бориса! Ещё живой и партийный Курёхин вместе с БГ в капитанских мундирах творили новую мифологию, Егор Летов со сцены славил Родину под флагом НБП, Дугин вместе с Лимоновым стояли во главе единственной реальной политической силы в постсоветском простанстве…
Владимир Сорокин по заветам Дерриды расщеплял русскую литературу, а совковые филологи, зажатые в угол, ничего не понимающие в новом мире, считали его разрушителем основ, гробовщиком культуры.
По заветам Вальтера Беньямина политика стала искусством, и самые эпатажные арт-проекты выражались действиями нацболов. Как сладостно было произносить «Сталин! Берия! ГУЛаг!», пока всё было в рамках художественного приёма.
За такой стиль в «первое свободное десятилетие России» неиллюзорно сажали, и тем активнее становился красно-коричневый карнавальный фронт в рамках творившегося Общества Спектакля.
Теперь всё не то. Аркадий Малер скукожился до политической связки с полуюродивым Фроловым, Дугин лижет выдуманный им же сапог, а «Нашисты» убили последние ростки прекрасного во всём, что так бережно взращивалось в 90-х. Взяв весь каркас национал-большевистской идеологии, эти бездари умудрились просрать всё прекрасное, что было неотъемлемой частью НБП. Казёнщина не терпит искусства.
Благо, появились новые, молодые. Группировка «Война» готова ебаться за медвежонка, и может быть хотя бы это удержит сакральные основы Родины. Ведь, осмелели, повылазили из убежищ филологи-недобитки. С ещё большей дремучестью набросились они на Виктора Ерофеева, за то, что он-де поганит их «русское слово». Казённым тленом стало тянуть из-под каждой щели.
Тем более удивительно видеть как всё это русское эзотерическое соцветье воодушевило американцев. Безусловно, финал, который рисует нам Баранко, исполнен в воле Политковской. Но сюжет выдаёт нам в авторе явно родного карнавальной идеологии нацболов человека. В результате, мы читаем рерихианскую «Одиссею», в которой Улисс-Джо ищет свою Небесную Чечню, где его ожидают четыре Пенелопы. Но пройти сей путь он сможет лишь через примерение с миром, достойное настоящего просветления, свойственного, пожалуй, лишь Малой Колеснице. Джо следует завету Егора Летова «убить в себе государство», тем самым спасая и весь мир.
В России эта идея пока никому не нужна. Здесь всё больше набирает обороты Сорокинский опричный маховик-затейник. Реальность впечатляется искусством и следует за ним. Видимо, придётся подождать Третьей Чеченской, дабы успокоить воинственный дух Чингис Хана, бродящий по Руси…

Удивительно или нет, но на торрент-трекерах я не нашёл электронной версии этого комикса. Он есть в официальном Амазоне. Так что если кто после прочтения электронной версии захочет ощутить с бумажным оригиналом то чувство, когда Ананке распутывает перед Лимо Апельсиновым свою нить, то это, видимо, туда…

Хижина дяди Мирзы

Потрясающая статья о жизни московских гастарбайтеров (ссылки 1, 2), которую в качестве ликбеза надо распространить для широких масс. Рассказ не о цивилизованном обществе, а о страшном рабовладельческом строе, законы которого молчаливо поддерживаются современным социумом. Всё вместе можно охарактеризовать словами «Россия подымается с колен», где все от мента до Маши Сергеевой, сладостно лижущей за льготную ипотечную программу, делают из Человека Средней Азии — Зверя. Россия, присоединившая в XIX веке эти народы к себе, воспитавшая в них цивилизованных советских граждан за время советской власти, теперь в превратилась в зацикленного на «расовом превосходстве» кровопийцу. Каждый ни за что не в ответе, и всё что происходит никого не касается. Но если даже осознание отвественности и дойдёт однажды до наших сограждан, то будет уже слишком поздно.

Власть и Церковь

Прочёл статью В. Куренного девятилетней давности об отношениях РПЦ с государством из «Отечественных записок», и восхищён, дочего ясно написано. Когда ещё не ходило мыслей о возможности введения ОПК в школах, автор уже предупреждал, что этот шаг для Церкви естественен и желателен. Главная причина в том, что сама Церковь добивается внимания власти, а не наоборот. Интересно обращение к прошлому с экскурсами по истории церковно-государственных отношений. Заинтересовал, например, взгляд на Раскол XVII века, как на случай, когда Церковь в лице старообрядческих представителейй оказалась в неестественном для себя положении — без поддержки государства. Побеждает тот, который может принять условия, диктуемые властью. Современное «альтернативное» православие по этим причинам оказывается совершенно вырванным из политической и общественной жизни: оно «по традиции» с катакомбных времён не идёт на контакт с властью.
Главным же акцентом статьи оказывается то, что в условиях современной России для традиционных отношений Церкви с властью нет места в рамках закона. И незаконно оно, поскольку сама Церковь не сможет признать, что гарантом государства и главным вершителем закона является народ. Это противоестественно для Неё.